пятница, 6 марта 2015 г.

Реабилитация военных инвалидов на примере опыта войск СС

Обрушившаяся на Украину война заставила буквально на ходу реформировать и реорганизовывать ВСУ. Впервые столкнувшаяся с активными боевыми действиями наша армия оказалась перед лицом многочисленных проблем, решать многие из которых она поначалу оказалась откровенно не готова.
В частности, одной из острейших проблем на сегодня является реабилитация и возвращение к нормальной жизни (а по возможности, и к службе), большого количества раненых военнослужащих, многие из которых получили на фронте тяжелые увечья. К сожалению, в обычной реальности все сводится к тому, что получившие тяжелое ранение или инвалидность на фронте солдаты чаще всего обречены на «почетное» списывание на пенсию, а после чего – на прозябающее выживание. Поэтому вопрос об их реабилитации является одним из наиболее актуальных в наше время и требует решительного государственного и общественного вмешательства.
В связи с этим хотелось бы обратиться к практическому опыту войск СС, военной элиты из элит, дабы по возможности заимствовать из него все самое лучшее для ВСУ. Дело в том, что именно в войсках СС была разработана уникальная для своего времени программа реабилитации военных инвалидов, создающая для них возможности продолжения несения армейской службы, причем с продвижением по карьерной лестнице и с получением офицерских погон. Согласитесь, что почет и уважение, которыми были окружены инвалиды войны, вместе с открытой возможностью для них стать офицерами, влияли на положительный внутренний моральный климат в данных вооруженных частях. Об этом я уже писал в одной из своих книг, правда, это было еще задолго до войны, когда и в мыслях не было, что подобный опыт может быть столь востребован в Украине. Поэтому сейчас я вижу смысл снова вернуться к этому материалу, возможно, кому-то он будет полезен и позитивные результаты достигнутые в одной из лучших армий мира, смогут реализоваться и в украинской реальности.
Итак, в 1941-1942 годах высокие потери на фронте привели руководство СС к идее, что тяжело раненым кандидатам в офицеры, несмотря на ранения или даже инвалидность, следует предоставить возможность доучиться для получения офицерского звания, чтобы впоследствии использовать их в качестве офицеров в тыловых службах. Тем самым планировалось высвободить здоровых и дееспособных офицеров, которых можно будет отправить на фронт.
5 марта 1942 года Главное оперативное управление СС выпустило директиву о регистрации раненых и искалеченных кандидатов в офицеры из войск СС, которые  «по заключению военврача, больше не пригодны для действительной военной службы». Отныне к их званию добавлялась приставка z.V. (от – zur Verfügung), буквально означавшая «для особых поручений», так что они признавались способными для несения общей военной службы в тылу.
Завоеватель Белграда Фриц Клингенберг,
Несколько раз раненый, он был признан
не годным к активной военной службе и возглавил
офицерскую школу СС в Бад-Тёльце

После этого, в июне 1942 года в офицерской школе СС в Бад-Тёльце был учрежден специальный курсантский курс, на который зачислялись не пригодные для действительной военной службы кандидаты в офицеры войск СС, получившие инвалидность в результате ранения или серьезной болезни (интересно, что в директивах прямо указывалось, что очень желательно была очевидность полученной юнкером раны). В офицерской школе эти инвалиды должны были приобрести полноценные военные знания и стать офицерами. Что и говорить, данная идея была достаточно оригинальна, учитывая, что в немецких сухопутных силах таких военнослужащих, как правило, увольняли со службы. Таким образом, офицерская школа СС в Бад-Тёльце стала центром адаптации и реабилитации потерявших дееспособность инвалидов войны, которые испытывали желание стать офицерами различных вспомогательных и тыловых частей.
Для инвалидов разработали специальную учебную программу, уполномоченным за составление которой был назначен легендарный эсэсовский офицер штурмбаннфюрер СС Фриц Клингенберг. Он сам перенес тяжелое ранение и болезнь, и был признан негодным к строевой службе, поэтому о проблемах тяжелораненых знал не понаслышке. В этом деле у Клингенберга была полная свобода рук, и, хотя он исходил из своих соображений и опыта, но при этом всегда был готов прислушиваться к разумным советам. Так, для составления учебной программы Клингенберг привлек известного немецкого спортсмена и спортивного инструктора Вальтера Триппса, который и предложил ему собирать юнкеров в группы согласно серьезности их ранений и увечий. Клингенберг ухватился за это предложение, тем более что подобное группирование кадетов было весьма практичным в плане организации военного обучения. Задача командиров учебных юнкерских рот облегчалась, так как суживалось количество специфических трудностей, с которыми они могли столкнуться при работе с инвалидами. Преподавателям легче было составлять необходимые пособия и развивать специальные педагогические методы, а на экзаменах – применять сопоставимые принципы оценивания.
Раненые военнослужащие из дивизии СС "Тотенкопф".
Даже если характер ранения не позволит
им вернуться к активной службе,
то они все равно смогут продолжить свою военную карьеру

Итак, раненые разделялись на группы согласно серьезности ранений и увечий. Были группы для раненных в ногу или руку, группы для людей с ранами головы и повреждениями головного мозга, но без симптомов паралича, группы для таких же раненных, но со спазматическим параличом, группы для ослепших на войне и группы инвалидов с поврежденными внутренними органами.
Психологический эффект такого подхода для морального состояния курсантов-инвалидов невозможно переоценить. Ведь, ежедневно находясь с теми, кто имел такие же, или похожие, увечья, юнкера видели, что они не одни такие, что их товарищи также мужественно встречают свою недееспособность, и что они даже способны на действия, которые едва ли могли сделать многие здоровые люди.
Протяженность учебного курса составляла четыре месяца. В обучении военных-инвалидов исходили из того, что в войсках СС административные офицеры были обязаны проходить полную военную подготовку, чтобы в случае чего их можно было бы использовать на фронте. По этой причине негодные к службе юнкера должны были получить военную подготовку, согласно той степени, как позволяло их состояние. В принципе, они обучались тем же самым предметам, что и юнкера действительной службы, за исключением  активного боевого обучения, которое играло большую роль в обычном учебном расписании.
Приоритет в учебной программе отдавался спорту, можно даже сказать, что спорт для инвалидов играл доминирующую роль в учебном курсе. Через активные спортивные занятия юнкерам снова возвращалась уверенность в себе, прежде всего к тем, кто потерял ее из-за своего увечья. Спорт помогал побороть жалость к себе и желание подать в отставку. Для всех этих групп были разработаны специальные виды спорта, и почти все кадеты были в состоянии получить специально учрежденный Спортивный значок для инвалидов.
Ханс Франк пожимает руку тяжелораненому
солдату дивизии СС "Лейбштандарт",
сидящему в инвалидном кресле

Основными образовательными дисциплинами являлись предметы гуманитарного плана, тактика и специализированные военные предметы, в то время как обычная военная подготовка, по понятным причинам, играла вспомогательную роль. Юнкерам читались следующие дисциплины: теория образования (элементы педагогики и психологии), риторика, немецкий язык и литература, теория административной службы, обеспечение войск, политическое образование с особой ссылкой на немецкую и европейскую историю, элементы экономической политики и вопросы юриспруденции. Что касается практической военной подготовки инвалидов, насколько это было возможно, то она осуществлялась с легким пехотным и стрелковым оружием. Организовывались учебные стрельбы с выездами на стрельбище. При обучении тактике проводились специальные полевые конференции.
Успешное прохождение курса зависело от достигнутых результатов, так же как и у обычных юнкеров. Не было никаких поблажек в экзаменационных оценках, дабы не культивировать у инвалидов комплекс неполноценности. Юнкера, не способные к обучению, решительно отчислялись из школы.
Раненые солдаты СС общаются с
девушками-служащими "Рейхсбанна"
Курсы для инвалидов стали неотъемлемой частью жизни офицерской школы, а сами такие курсанты – полноправными участниками всех происходящих в школе процессов. Стоит особенно упомянуть об общей готовности помочь, посредством чего участники курса пытались облегчить друг другу жизнь и каждодневную работу. Отличившиеся офицеры, выпускники курсов, имели шанс продолжить обучение далее, в специализированной армейской школе, несмотря на свою инвалидность. Как вспоминал один из участников курсов для инвалидов, Курт Гайсс (дважды ампутант): «Если бы наше обучение не было основано на благопристойности, товариществе, лояльности, чувстве долга и самодисциплине, я не знаю, справился ли бы я со своей судьбой, как и получилось в итоге».
Производство в званиях недееспособных кадетов немного отличалось от стандартной схемы. После успешной сдачи экзамена в середине курса такие кадеты получали звание унтершарфюрер СС резерва для поручений, а после выпускного экзамена – обершарфюрер СС резерва для поручений, с параллельным обозначением того, что они являются кандидатами в офицеры резерва. С назначением на новую, соответствующую их возможностям должность, начинался испытательный период, без каких-либо жестких временных рамок, по итогам которого соискатель получал офицерское звание унтерштурмфюрер СС резерва для поручений (SS-Untersturmfuhrer d. Res. zur Verfugung).
В выпускной характеристике юнкера командир роты или курса должен был указать, в качестве кого и на какой должности этот юнкер может быть использован после присвоения офицерского звания. Как правило, уже в школе юнкера ориентировали на его будущую должность или место использования, в этом случае командир указывал, сможет ли новоиспеченный офицер справиться со своими потенциальными обязанностями.
Отметим, что выпускники курсов для инвалидов часто работали в пунктах вербовки добровольцев в войска СС. В СС ничего в этом предосудительного не видели, но в некоторых случаях это производило обратный эффект, прежде всего психологический. Так, доброволец Бернгард Хайзиг, вступивший в дивизию СС «Гитлерюгенд», вспоминал, как на призывном пункте после прохождения медкомиссии, он столкнулся с офицером СС, у которого не было одной руки. Вид пустого рукава форменного кителя обрушил на юношу сильнейшее моральное потрясение.
Даже потерявший глаз эсэсовец мог
рассчитывать на дальнейшую
 офицерскую карьеру

6 июля 1944 года был отдан приказ, согласно которому помимо недееспособных немецких соискателей офицерского звания, все недееспособные германские добровольцы, чей характер и морально-волевые качества позволяли продвигать их по службе до офицерского звания, могли теперь также зачисляться на курсы для инвалидов. Их отмечали как «ограниченно пригодных для действительной военной службы» в течение, по крайней мере, шести месяцев. Как и в случае с немцами требовалось, чтобы рана была очевидной. Эти германские кандидаты в офицеры должны были быть впервые призваны в 6-й кадетский класс для недееспособных юнкеров СС, 15 сентября 1944 года – 31 января 1945 года в Бад-Тёльце. Однако, фактически, германские добровольцы обучались на этих курсах и ранее, вероятно, в единичных случаях. Так, норвежец Ханс-Петер Хофф был тяжело ранен в юле 1941 года, когда он служил в составе 3-го батальона полка СС «Германия». Он был зачислен на курсы для инвалидов, в июне 1944 года Хофф в звании унтерштурмфюрера СС резерва служил в лыжном егерском батальоне СС «Норге» (по-видимому, при штабе). Впрочем, от ранения он так и не оправился и в 1952 году умер от его последствий.
Следует особенно подчеркнуть, что развитие в школе спорта для инвалидов и их успешная реабилитация вызвала широкий интерес со всех сторон: от медицинских служб Вермахта, до медицинских институтов и кафедр (в частности, Мюнхенский университет ортопедии) и немецкого Красного креста. Также, знаменитый немецкий кинооператор Гуцци Лантшнер начал в Бад-Тёльце съемки специального фильма посвященного спорту для инвалидов, работа над которым также закончена не была. В конце войны отснятые материалы попали в руки американцев, в какой-то мере они были использованы ими для развития спорта для инвалидов в армии США.
После того, как Генрих Гиммлер стал командующим Армией резерва, предполагалось, что программа для инвалидов, развитая в Бад-Тёльце, будет распространена на весь Вермахт, в том числе на Люфтваффе и Кригсмарине. На 1945 год в Бад-Тёльце планировалась специальная конференция по этому вопросу, однако, к сожалению, конец войны помешал этому.
Первый кадетский класс для инвалидов начал работу в январе 1943 года. Всего за войну их было семь. Достигнутые в офицерской школе СС в Бад-Тёльце результаты реабилитации инвалидов были для руководства СС сколь неожиданными, столь и впечатляющими. До весны 1945 года через курс прошли и получили офицерское звание приблизительно 1000 кадетов-инвалидов. Таким образом, для действительной военной службы было высвобождено около 1000 здоровых офицеров. Кроме этого, некоторые из военнослужащих с тяжелыми ранениями, с которыми их бы комиссовали в любой другой армии, в результате реабилитационной программы восстанавливались на столько, что изъявляли желание быть направленными на фронт, и часто это требование удовлетворялось (как в вышеприведенном случае с Хоффом).
В заключение, нужно сказать, что на наш взгляд организация офицерских курсов для инвалидов, со всех точек зрения оказалась очень эффективным и действенным ходом. Во-первых, благодаря этому инвалиды войны, часто с потерями конечностей, не чувствовали себя выброшенными из жизни, обузой, а могли ощущать свою полезность стране и обществу. Во-вторых, как войска СС, так и организация СС, получили важный, в условиях войны, источник человеческих ресурсов, для заполнения различных вакансий в тыловых и административных службах, чтобы, тем самым, высвободить физически здоровых офицеров для службы на фронте. В-третьих, существование подобных курсов благоприятно воздействовало на остальных военнослужащих войск СС, поскольку они понимали, что в случае тяжелого ранения или увечья, они не будут выброшены из жизни, а смогут и дальше служить своей стране и идее. Забота об инвалидах значительно усилила их в психологическом отношении, дала им смысл жизни и поддерживала желание жить. Также, спортивные занятия для инвалидов, со всей широтой поставленные в Бад-Тёльце, послужили определенным толчком для развития параолимпийского спорта (хотя, сейчас об этом очень не любят упоминать), установили тенденцию, которая продолжается до настоящего времени.
Поэтому в современных условиях ВСУ следует учитывать позитивный опыт полученный эсэсовцами в решении столь сложной и, в некотором роде, деликатной проблемы, как реабилитация военнослужащих-инвалидов.

2 комментария:

  1. В тексте есть такое: "группы для ослепших на войне". Каким образом они после юнкерской школы продолжали службу? Или всё же речь идёт о юнкерах только частично потерявших зрение?

    ОтветитьУдалить
  2. С частичной потерей зрения само-собой. Ну и полностью слепые допускались к обучению в специальных группах. Правда, в этом случае речь больше шла о программе реабилитации, с последующим "трудоустройством" в какой-нибуль из многочисленных эсэсовских структур.

    ОтветитьУдалить