понедельник, 26 октября 2015 г.

Владимир Мотыка – хорунжий УНА и украинский солдат войск СС


Хорунжий УНА Владимир Мотыка.
Сегодня мы рассмотрим историю типичного украинского добровольца войск СС – Владимира Мотыки, судьба которого вполне типична для десятков молодых украинцев, которые откликнулись на призыв Третьего Рейха вступить в войска СС, чтобы с оружием в руках завоевать для Украины место в «Новой Европе». Его короткая карьера в войсках СС может служить примером того, насколько серьезно нацисты относились к украинским добровольцам.
Владимир Мотыка родился 24 сентября 1922 года. В 1943 году, вместе с десятками тысяч других молодых добровольцев Галичины, он вступает в ряды формирующейся дивизии войск СС «Галичина», которая должна была стать основой для создания украинской профессиональной армии по немецкому образцу.
Главной проблемой при формировании украинской дивизии войск СС была острая нехватка офицерских и унтер-офицерских кадров. Поэтому для военного обучения украинцев были созданы все надлежащие условия. Прежде всего, было необходимо организовать подготовку унтер-офицеров, являющихся костяком любой армии. С этой целью несколько сотен украинцев, после прохождения базового воинского обучения, были отправлены на учебу в различные унтер-офицерские школы СС. Для галицких добровольцев это было уникальной возможностью увидеть Германию и вписаться в воинское братство войск СС.
Владимир Мотыка, вместе с приблизительно сотней украинских добровольцев, был зачислен на «второй учебный курс для украинцев» в унтер-офицерской школе СС в Лауэнбурге, который проходил с 4 апреля по 6 июля 1944 года. Это была суровая военная школа, по окончании которой молодые люди выходили уже готовыми к воинской службе унтер-офицерами. После успешного окончания курса ему было присвоено звание ваффен-унтершарфюрер.
Одной из особенностей войск СС было создание условий для продвижения по службе наиболее перспективных военнослужащих, которые в будущем должны были стать элитой нацистской «Новой Европы». Поэтому самые способные молодые украинские добровольцы после обучения на унтер-офицерских курсах получили возможность стать офицерами.
Мотыка, ваффен-унтершарфюрер
В июне 1944 года 200 украинцев были направлены для обучения в юнкерскую школу СС в Позен-Трескау (прежняя юнкерская школа СС в Брауншвейге, перебазированная в Польшу), чтобы в дальнейшем стать офицерами. Одним из них был ваффен-унтершарфюрер Владимир Мотыка.
В юнкерской школе украинцы были зачислены на 16-й кадетский класс, обучение на котором проходило в период с 15 июня по 15 декабря 1944 года. Из украинцев было создано пять юнкершафтов (учебных рот) по 40 человек. Четыре юнкершафта образовали отдельную инспекцию (учебный батальон), а пятый присоединили к немецкой инспекции.
Юнкерские школы СС были самой эффективной кузницей командных кадров среди всех армий Второй Мировой. Обучение было интенсивным и жестким, разделяясь между теоретическими занятиями в классах и полевыми занятиями на местности. Каждый курсант находился под постоянным наблюдением, а вся информация о нем заносилась в личное дело. Для успешного окончания обучения и последующей аттестации юнкерам необходимо было успевать по всем предметам, в том числе и по политическим и идеологическим, которые занимали важное место в подготовке офицеров войск СС как «политических» солдат, независимо от того, какой национальности они были – немцы, голландцы, норвежцы, украинцы и так далее.
На половине курса следовал промежуточный экзамен, все не сдавшие юнкера были отчислены,  в том числе и провалившиеся на нем 120 украинцев. Оставшимся на курсе 80 украинским кадетам 1 октября присвоили звание ваффен-штандартенюнкер, фактически это было признанием их выдающихся личностных качеств (подробнее о системе обучения в юнкерских школах СС смотрите в моей книге).
Альберт Форстер, пригласивший юнкеров в гости
В конце обучения 27 лучших на курсе штандартенюнкеров были отобраны для визита в Данциг, по приглашению гауляйтера Данцига и Западной Пруссии Альберта Форстера. В это число вошло четверо украинцев, среди которых был Владимир Мотыка. Во время этой поездки юнкера посетили много исторических мест, но наиболее запоминающимся был визит на учебную базу подводных лодок Кригсмарине в Сопоте. Здесь юнкера приняли участие в выходе в море с погружением включительно. В этом случае, пожалуй, можно говорить, что они стали единственными украинцами в немецкой армии, поплававшими на подводной лодке, пусть и учебной. 10 декабря 1944 года Мотыка получил звание ваффен-штандартеноберюнкер и после 18-дневного отпуска вместе с другими украинскими юнкерами был направлен на дальнейшее обучение в Лешаны (Чехия). Здесь украинцы изучали различные виды вооружения и тактику. По окончании этого курса 17 марта 1945 года Мотыка, вместе с другими окончившими курс обучения украинцами, был произведен в офицерское звание ваффен-унтерштурмфюрер.
Таким образом, мы видим, что Мотыка, вместе с десятками других украинцев, в течение года обучался военному делу, пройдя путь от рядового до офицера. За год Мотыка прошел базовый курс молодого бойца, унтер-офицерскую школу СС в Лауэнбурге, юнкерскую школу СС в Позен-Трескау и военную школу в Лешанах. Стоит обратить внимание, что это обучение проходило в 1944 году, то есть в период, когда дивизия «Галичина» была разбита под Бродами, а Германия терпела жестокие поражения на Западном и Восточном фронтах. Тем не менее, Третий Рейх и организация СС нашли возможность и ресурсы организовать полноценное обучение молодых добровольцев, украинских в том числе. Трудно найти более основательный пример серьезного отношения к украинцам в войсках СС.
Мотыка, крайний справа, со своими людьми
После присвоения офицерского звания Мотыка, вместе с другими свежеиспеченными украинскими офицерами, вернулся в дивизию, которая на тот момент находилась в Австрии. Теперь ему предстояло проявить себя на поле боя. Здесь ваффен-унтерштурмфюрер Мотыка был назначен командиром 1-й роты 29-го ваффен-гренадерского полка СС. Этот полк был серьезно потрепан в предыдущих боях и понес значительные потери среди офицеров.
Мотыка со своей ротой оказался на фронте под замком Гляйхенберг. Рота Мотыки обороняла непосредственно сам замок, и там же находился его командный пункт. Как и многие другие лихие молодые офицеры, Мотыка рвался в бой, ведь для этого его и готовили в течение целого года. На фронте он носил камуфляжную куртку и кепи, а образ лихого офицера дополнял повязанный на шее цветной шарф (чтобы он впитывал пот с шеи, так как было довольно жарко).
Однако к этому моменту – вторая половина апреля 1945 года, накал боев на этом участке фронта уже спал, и обе стороны ограничивались лишь активными действиями разведывательных групп и редкими столкновениями. Поэтому особых возможностей проявить себя у молодых украинских офицеров только что прибывших на фронт не было.
Солдаты Владимира Мотыки
В конце апреля 1945 года немецкое командование передало 14-ю добровольческую дивизию войск СС «Галичина» в состав новосозданной Украинской национальной армии. В дивизию приехал командующий УНА генерал П. Шандрук и привез партию изготовленных в Праге украинских национальных кокард, которые раздали офицерам. Мотыка был одним из тех кто, нацепил украинскую кокарду на кепи. Видимо, в этот момент и было сделано его знаменитое фото.
Молодой офицер быстро заслужил уважение своих товарищей и подчиненных. Известен случай, когда на Пасху 6 мая 1945 года солдаты роты подарили своему командиру мотыгу, по-доброму постебавшись над его фамилией.
Мотыка разделил судьбу всей дивизии, сдавшись в плен британцам, и прошел через лагерь военнопленных в итальянском Римини. После выхода из лагеря, в 1950 году Мотыка окончил университет в Эрлангене, где получил ученое звание по экономике. В 1952 году он иммигрировал в США и поселился в Рочестере (штат Нью-Йорк). Бывший офицер войск СС сделал успешную карьеру в одной финансовой корпорации, где стал вице-президентом и параллельно преподавал в Рочестерском технологическом университете. Был членом Братства ветеранов дивизии «Галичина» и Американо-украинской ассоциации университетских профессоров. Писал статьи и очерки для ветеранского журнала «Вісті комбатанта». В 2012 году еще был жив.
Такой была его судьба, не самая лихая доля.

3 комментария:

  1. Судьба Мотыги действительно очень типична, как и судьба тысяч других галичан. За разговорами о Новой Европе скрывалась простая жестокая истина - для немцев они были пушечное мясо низшего сорта и малобоеспособное. Достаточно сравнить с количеством, положением и боевыми результатами украинцев в РККА. Мог ли украинец командовать немцами? А быть награжденным хотя бы рыцарским крестом с мечами? история той же "Галичины" дает четкий ответ. И наоборот мог ли украинец командовать русскими в РККА? А получить ГСС? Таких примеров тысячи. И по боеспособности - дивизия "Галичина" поставила рекорд среди дивизий ваффен - сс по скорости разгрома. Тогда как лучший танкист,лучший летчик и лучший партизан в СССР - украинцы. Такая поразительная разница объясняется тем, что украинцы в СССР имели равный статус с русским народом, в отличии от галичан в "Новой Европе".

    ОтветитьУдалить
  2. Некорректное сравнение. В дивизии "Галичина" украинцы командовали немцами в пределах занимаемых ими должностей. Точно также как и могли быть награждены немецкими наградами, в том числе и высшими. Продлись война еще лет несколько - и были бы и награды и генералы. А сравнивать украинцев в РККА и Вермахте вообще нет смысла.

    ОтветитьУдалить
  3. Я вам конечно верю, но хотелось бы документальных подтверждений руководства галичан над немецкими камрадами. При том что у более боеспособных казаков и прибалтов такого не наблюдалось. Смысл сравнивать украинцев есть - потому что сразу видно кто кем для кого являлся. Собратья по оружию, имеющие равный доступ к наградам и карьере, с высоким уровнем военного и технического образования, в массовом порядке с одной стороны, и вспомогательные части плохо обученных селян при СС,которых хватает на одни Броды с другой. Ну еще горсточку поучили в школе СС и выпустили ваньками - взводными в пехоту. Отсюда и колоссальная разница в боеспособности. Вы очевидные факты знаете лучше меня, но идеология заставляет ударяться в альтернативные рассуждения, "что было бы если бы" что для профессионального историка недопустимо. Один пример Кожедуба чего стоит. Чуть постарше Мотыги. Он начал воевать примерно когда формировалась "Галичина" в 43 и к концу войны злобные коммуняки навесили украинскому хлопцу три звезды ГСС, столько сколько было у Жукова (!!!). Плюс газеты, радио и слава на весь Союз.В отличии от всей "Галичины".

    ОтветитьУдалить